Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: мемуары (список заголовков)
20:51 

Семё-ё-ён Семёныч!...

~*Ёж*~
Юрий Никулин, "Жизнь на колесах" (согласно изданию 2015г.) или "Почти серьезно" (ранние тиражи)

Только что дочитала эту книгу и спешу поделиться впечатлениями. Хотя сейчас внутри разве что эмоции, а слова разбегаются :)
Юрия Никулина я знала - и то совсем немного - лишь как киноактёра в известных советских комедиях, здесь же бОльшую часть воспоминаний захватывает его детство, юность и цирковая жизнь. Написано очень тепло как-то, выдержанно, без каких-то резких оборотов и ненужных восклицаний. Наверное, он и был таким человеком - всем одинаково близкий и понятный, любимый и дарящий хорошую, светлую радость. Жаль, раньше мне не приходило поинтересоваться этой стороной его жизни, но теперь с большим интересом узнаЮ, что такое "буффонада" и "ковёрный", ищу выступления и его, и других известных Артистов того времени, о которых он с большой благодарностью вспоминает.
Может быть, в силу знакомства с Никулиным как актером, я будто заранее знала, что книга придётся по душе - и так и случилось.
И всем, кто искренне интересуется миром искусства в целом и цирком в частности, очень советую прочитать.
Справедливости ради надо отметить, что о своих съемках в кино Юрий Владимирович тоже рассказывает, но в значительно меньшем объеме :) Хотя говорит о таких серьезных фильмах как "Ко мне, Мухтар!", "Они сражались за Родину", т.е. не только о комедиях.


@темы: мемуары

22:16 

Мемуары. Так было

talina30
жить-как дышать
В журнале «Звезда»(2015, № 5) прочитала первую часть «Ленинградский дневник медсестры фронтового эвакогоспиталя № 1170». 1941-1945. И. Морозовой. События, описываемые автором, охватывают период с начала войны по декабрь 1942 г.
Автор в годы Великой Отечественной войны работала медсестрой в эвакогоспитале. Сама она – студентка Ленинградского политехнического института, но закончила школу медсестер, чтобы помогать по мере сил раненым.
Прочитала я этот дневник, как говорится, на одном дыхании.
Автор – Ирина Морозова пишет откровенно, так как она понимала события, как она их видела. Писала свой дневник она почти каждый день, после тяжелейшей работы. И ты по дням видишь, как изменялась обстановка в городе, как все тяжелее и тяжелее становилось людям, неимоверно тяжело.
Основная тема, которая пронизывает весь дневник девушки – это голод. Голод совершенно неимоверный, постоянный, который и притушить скудными приемами пищи нельзя было.
Каждый день менялись нормы хлеба по карточкам, в хлеб добавлялись различные примеси, внешне он был черный от этих примесей. Но его тоже не хватало.
А у Ирины Морозовой еще были родители и сестра, которым она старалась помочь хоть как-то. Не ела сама хлеб, кусочек сахара, и все несла домой. Поверьте, это тяжело читать. Но это было.
Отец ее вскоре после начала блокады Ленинграда умер, мать с сестрой эвакуировались. Осталась одна старая бабушка, которой Ирина также помогала, экономя хлеб или сахар.
А когда больная бабушка просит хоть одну картошку покушать – а где ее, эту картошку взять, если на рынке еда неимоверно дорога, и денег нет. И умирающий отец перед смертью хочет поесть белого, именно белого хлеба. И ты не знаешь, где же этот немыслимый белый хлеб можно найти.
И когда сама постоянно хочешь есть. А еды нет. И когда на обед дали в честь праздника пюре картофельное, макароны – это и есть праздник. И автор описывает подробно – какая еда была в столовой, сколько грамм хлеба дали на день, а она съела их за один раз. Да что там есть-то было.
Также описывает и свою работу с ранеными, какие операции и как проходили.
Вечером, если удавалось освободиться, приходила в общежитие, и просто валилась с ног на кровать. Белье постельное было сырое – тепла не хватало, холод, сырость. Но это не имело значения. Главное было – хоть немного поспать.
Ирина долго болела – организм ослаблен, витаминов не хватало. В своем госпитале и лечилась. Становилось лучше – шла на работу к раненым.
Постоянно болела душа у нее и за своих родных – как они, что с ними. Вообще, читая дневник Ирины, думала – как все это выносила молодая девчонка? Какой надо было иметь сильную волю, чтобы все эти трудности преодолеть.
Ирина описывает жизнь людей в Ленинграде. Ох, как все тяжко.
Но жизнь то шла! Были и концерты артистов, которые приезжали в госпиталь к раненым, были и кинофильмы, которые с удовольствием смотрели.
Наверно, только мемуары непосредственных участников тех событий могут рассказать о том времени так, чтобы читатели смогли прочувствовать все то, что испытывали авторы мемуаров.
Такие произведения нужно читать. Нужно, чтобы сохранилась память о том времени, потому что слишком многое перенесли люди, и мы просто не имеем право о них забыть.
Советую – прочитайте эти мемуары.
Ссылку на сайт журнала не даю – там произведение в сокращенном виде. А в любой библиотеке, думаю, этот журнал есть.

@темы: мемуары

13:41 

Валерий Золотухин - Секрет Высоцкого

~*Ёж*~
Здравствуйте, уважаемые участники сообщества!

Отчаялась найти книгу Золотухина о Высоцком, поэтому пишу сюда. Ни на одном сайте книжных магазинов её нет в наличии, а загвоздка в том, что нужен именно бумажный экземпляр. При попытке купить "с рук" наткнулась на необъяснимый отказ, очень обидно.
Если кому-нибудь попадется или пожелаете продать - пожалуйста, напишите!

Спасибо за внимание.

Надеюсь, правил не нарушила, удаление оставляю на усмотрение администрации.

@темы: ищу, мемуары, посоветуйте

15:19 

Майя Вейдженен "Популярность. Дневник подростка-изгоя"

Мария Кошкина
С первого взгляда может показаться, что это такая классическая кино-история: о забитой скромной девочке, которая стала прекрасной принцессой (нашла принца, завела кота, и все они жили долго и счастливо). Но тут не всё так просто. Майя ван Вейдженен и правда не может похвастать смелостью, сногсшибательной фигурой и признанием окружающих.
«У меня обыкновенная внешность. Поверьте мне, я не жалуюсь. Всю свою жизнь я с превеликим удовольствием оставалась незамеченной».

До некоторых пор Майю устраивало такое положение вещей (с натяжкой, конечно), пока однажды ей в руки не попала книга модели Бетти Корнелл «Секреты популярности для подростков», написанная аж в 1951-м году. Мама Майи подбивает её на своеобразный эксперимент: следовать советам из книги – осваивать макияж, диету, учиться правильно подбирать вещи и держать осанку, принимать гостей и общаться со старшими, а всё происходящее записывать.

И вот начинается учебный год, а вместе с ним тесное общение Майи с «Секретами популярности». И всё не как в кино. Оказывается, ограничить себя в поедании сладкого трудно, макияж кажется 8-м чудом света, грация для фигуры начинает сниться в кошмарах, а постоянно следить за осанкой невыносимо. Внешний вид – отдельная песня. Мелкие кудри (от папильоток), длинные юбки, немодные длинные юбки, начищенные туфли, жемчуг на шее и так далее. Сначала это выглядит абсурдно, потом начинает приносить результаты: появляется чувство стиля, руки больше не дрожат при виде пудры.. Вместе с новыми умениями постепенно приходит уверенность в себя, проходит страх перед людьми – и вот Майя уже ломает установившуюся школьную социальную лестницу – начинает знакомиться с ребятами из школы, к которым раньше боялась даже подойти. И этот её поступок приносит самые неожиданные открытия – оказывается, они тоже люди! Со своими тараканами в головах, увлечениями и проблемами, но совсем не страшные. С момента этого «прозрения» Майя не только не боится заговаривать с новыми людьми, но и пытается вытащить из своих раковин тех, кому еще не хватает смелости.
В самом начале была фраза «не всё так просто». Кажется, что эта книга о шмотках, диетах, помадах, только в переложении на 13-летнюю девочку. На самом деле эта книга о доброте и человеческом понимании, о сильных и слабых, о помощи и поддержке. Ведь если в человеке есть свет – никакая помада и панталоны не нужны.

@темы: мемуары, рецензия, роман, современная лит-ра

16:44 

Ищу того, сама не знаю чего.

Бутылочка
And I'm feeling good!! (c)
Здравствуйте, друзья!
Страдаю от неразделенной любви и безделья. :D
Ищу, чего бы почитать.
У меня любовь-любовь с Ремарком, Улицкой, Токаревой... То есть, у меня со многими любовь.
Но именно сейчас хочется чего-то вроде "Казуса Кукоцкого", "Триумфальной арки" или "Трех товарищей".
Чтобы и не обременительно, и со смыслом. И достаточно попсово, но не совсем в край.
Посоветуйте, пажалста, любимого-проверенного.
Спасибо заранее. :heart:

Даа... Вот еще актуальное: никакой крипоты. Оочень вас прошу. (:

@темы: роман, посоветуйте, повести, рассказы, мемуары, классика, ищу, Ремарк

20:55 

"Ты изменил мою жизнь" Абдель Селлу

Аня Янтарь
Спирт по бокалам из рукава.
Хорошо быть слоупоком. Это про меня. Вот я открыла эту книгу, не предполагая, что она появилась после популярного фильма. Была в гостях и стала читать. Читаю, значит, и недоумеваю - кто такой этот Абдель, почему он о себе рассказывает так подробно и важно, будто он принц в изгнании. Примерно так он себя и воспринимает по ходу книги - алжирский принц в Париже. Что за принц? Не знаю такого. Как будто мимо меня промчалось что-то важное.
Можно было внимательно изучить обложку, на которой написано о каком-то фильме и о том, что в жизни было круче, чем в фильме. Но зачем же я буду изучать обложки, я же умнее всех.
В какой-то момент Абдель упомянул о фильме, который сняли о них с Филиппом, и мне стало ясно, что я действительно кое-чего не знаю. Дочитала, попросила разъяснений. Тем более, что мне стало интересно - как эту историю показали в кино. Раз уж я её прочитала. Никак не шел из головы этот гадкий хитрый Абдель, превратившийся в благородного хитрого Абделя. Так я попала в число поклонников фильма "1+1". Да, это здорово. Книгу, безусловно, надо прикладывать к диску с фильмом - и наоборот. Это помогает заглянуть за кулисы и увидеть, как из реальных историй делают фильмы "по мотивам реальных событий".

@темы: мемуары, рецензия, современная лит-ра

22:41 

the real lady
Я всегда хочу быть лучшим и не изменюсь никогда. Хочу проводить по 60 хороших матчей за сезон. Я давно понял для себя, что разница между хорошими игроками и звездами – это работа. (c) К. Роналду
Прошу совета :shy:

Хотелось бы почитать книги, где (либо - либо):
1) затронута тема рабства;
2) все события происходят на фон Дня Благодарения.

Заранее благодарю!

@темы: другое, историческое, мемуары, подлинник/оригинал/перевод, посоветуйте, проза, роман, современная лит-ра

18:35 

Советско-японская граница, ВОВ

Ищу литературу (и публицистику, и художественную, и мемуары) о ситуации на советско-японской границе в период ВОВ.
Хотя официально Япония войну СССР не объявляла и масштабных боевых действий не велось, но на границе были постоянные вооружённые провокации, как говорили люди, служившие там в те годы, «японец всё время щупал границу». Нужны книги, где это освещено подробно: стычки на границе, диверсии в приграничных городах, бытовая сторона военной службы в таких условиях, психологическое состояние бойцов в ситуации, когда войны нет, но в то же время есть и т.д.
Отдельно — о периоде с 9.08.1945 по 2.09.1945, когда официально была война СССР с Японией.
Желательно, чтобы литература была доступна для бесплатного скачивания.
Качественные сетевые произведения тоже принимаются.
Бонус за книги о морфлоте и авиации.

@темы: научное, мемуары, ищу, историческое, военное

19:58 

Алисун
Никто не встречал, или может у кого-то есть в электронном варианте книга Джулии Чайлд "Моя жизнь во Франции"?
Не могу найти..

@темы: мемуары

11:39 

Кора Ландау-Дробанцева. Академик Ландау. Как мы жили.

Ежж
Глаза прозрачно-голубые. Каждый - добрый, вместе - злые.
Большинство мемуаров имеет одну цель - покопаться в грязном белье, они и написаны часто бездарно. Бывают и другие, которые помогают лучше понять чье-то творчество, взглянуть иными глазами на эпоху.
Классифицировать эти мемуары я не могу. С одной стороны, смысл вполне грязнобельевой, однако оно выписано настолько восторженно, что за сахарным сиропом обожания грязи не видно - вероятно, она растворяется? Или этот сироп попадает в глаза читателя и ослепляет его? Магия, одним словом.

Кора производит впечатление женщины, бесконечно влюбленной в своего мужа. Она искренне удивляется, когда все остальные не любят академика также сильно. Кора даже не растворяется в нем, она превращается в глину, чтобы ему было мягче ходить. И в этот момент начинает любить себя, свою любовь к нему, пожалуй, даже больше чем САМОГО.

"Моя любовь к нему была прекрасна. Это она, моя любовь, подняла меня в небывалую высь, поставила рядом с гением, заставила шагать по кривым дорогам жизни. Шагать с ним в ногу было немыслимо. И я стала петлять."

У Коры достаточно легкий слог, но прочесть за один присест я не смогла: от чрезмерной сладости меня начинало подташнивать, а излишняя эмоциональность только усиливала этот эффект.


цитаты

@темы: историческое, мемуары, обсудим?, проза, рецензия

12:33 

Женщины Востока.

Mari The Witch
"...Ведьмино счастье - любить вампира и целым Миром одной владеть! "
День добрый!
Подскажите, пожалуйста, книги с подробным жизнеописанием женщин на Востоке, в исламе. Жанр не важен.

@темы: биография, историческое, ищу, мемуары, повести, рассказы, проза, религиозное, роман, современная лит-ра, фантастика

11:18 

Сердце из снега...
Подскажите пожалуйста книги, где упоминаются публичные дома: в основе сюжета, в эпизодах, в одной главе... Не важно, сколько будет упоминания о них, но желательно, чтобы в центре сюжета.

@темы: историческое, биография, ищу, классика, мемуары, приключения, проза, роман, современная лит-ра, фантастика, фэнтези

00:06 

Полосатый-Усатый-Камышовый-Кот [DELETED user]
Доброго времени суток!
Посоветуйте пожалуйста книг, повествующих о кабаре, бурлеске, мюзикле, водевиле или подобных шоу. Можно биографические или исторические.
Заранее спасибо)

@темы: биография, другое, историческое, ищу, мемуары

12:58 

Александр Васильев. Людмила Лопато. Царица парижских кабаре.

М., Альпина нон-фикшн, 2011



Известный историк моды, автор двадцати семи книг, блистательный Александр Васильев познакомился в Париже с Людмилой Лопато, легендарной исполнительницей русских и цыганских романсов, хозяйкой ресторана, представительницей первой волны русской эмиграции, — совершенно невероятной женщиной. Он говорит о ее чарующем голосе, о поразительной атмосфере сердечности, домашнего тепла и непревзойденной элегантности, которую она умеет создавать. «Нас встретила невысокая дама без возраста, роскошно одетая во что-то длинное и мерцающее, в пестрой расшитой цыганской шали с кистями и увешанная эффектными драгоценностями. От нее исходило невероятное женское обаяние… Нежным бархатистым голосом она приветствовала нас словами: «Как давно вы ко мне не заходили!».. Ужин был в разгаре, когда Людмила села за рояль. Ее общение с публикой показалось мне великолепным…» — пишет автор в предисловии.
В конце концов Васильев уговорил ее начать работу над воспоминаниями. Людмила согласилась. Ее рассказы записывались на диктофон, затем велась работа по расшифровке записей, по систематизации материала… Наконец книга готова. К изданию, снабженному большим количеством архивного фотоматериала и подробными комментариями, прилагается также диск с записями песен в исполнении Людмилы Лопато. Каждый может лично убедиться в том, что голос певицы действительно неповторим, ее исполнение чарует — и еще: ее ни с кем невозможно перепутать. Она единственная такая.
Людмила начинает свой рассказ с детства, с родителей и братьев. Отец и мать, счастливые годы в Харбине, затем переезд в Париж… По рождению своему, по кругу родительских знакомств Людмила принадлежала к самой верхушке русского аристократического и артистического общества. Графы, князья, миллионеры, меценаты, известные артисты так и сверкают гроздьями на страницах ее воспоминаний. Иногда она просто перечисляет знаковые фигуры: на вечере присутствовали такой-то, такой-то, такой-то… я общалась с таким-то, с таким-то, с таким-то… Она не скупится на эпитеты — блистательный, восхитительный, талантливая, прекрасная… Она называет родственные связи: кто за кого вышел замуж, чей сын от первого брака женился на знаменитой балерине, а та, в свою очередь, родственница известного князя — и так до бесконечности. «Моя приятельница австрийская графиня Лилиан д'Альфельд была близкой подругой миллиардера Моргана, который оплатил ей апартаменты на шесть месяцев в знаменитом отеле «Георг V»… Лилиан знала немало аристократов из Египта, Непала и Индии — в отеле на рояле у нее стояли их портреты… Эксцентричная Лилиан как-то сказала мне: “Ты всех моих египтян покоряешь, познакомь и меня с русским князем”. Я позвонила Владимиру Кшесинскому-Романову, и на следующий день мы пошли ужинать…»
Это очень узкий круг, в котором Людмила чувствует себя как рыба в воде — естественно и непринужденно. И от того, что ей очень много было дано с самого начала (очень высокий старт), в ней, как кажется, и жила эта изумительная, по-настоящему чарующая легкость. Она прошла сквозь страшный двадцатый век, как нож сквозь масло. Так, из Харбина семья уехала не потому, что приближались большевики, а потому, что этого потребовало здоровье отца. В конце тридцатых ей с мужем посоветовали уехать из Европы, потому что надвигается война. Ну, они на роскошном пароходе пересекли Атлантику и сняли великолепную квартиру в Нью-Йорке. Потом перебрались в Калифорнию, где муж Людмилы получил работу в Голливуде. Они купили виллу… «В Нью-Йорке устраивал знаменитые вечера Перников, он владел во Франции пароходной компанией. А у меня тогда были замечательные эксцентричные шляпы, пальто от Ворта — и муж-красавец. Вот почему нас все запросто к себе приглашали. На первый же вечер Перникова, куда мы были приглашены, ждали Грету Гарбо, режиссера Майлстоуна и Барбару Хаттон-Мдивани. Грета Гарбо была совершенно неотразимой. Она пришла в темно-красном бархатном пальто, обшитом соболями. Незабываемый образ…»
Людмила рассказывает о прошлом спокойно, целомудренно, но без попыток обелить себя или других. Нет в ее рассказах и осуждения кого-либо. Нет сожалений… Она безумно любила мужа, а потом вдруг — «удар молнии» — влюбилась в американского летчика, и он в нее тоже… ушла от мужа, а потом ушла и от летчика… и много лет жила свободной. Такая была жизнь. Не все далось так запросто, но говорить о бедах, страданиях, трудностях — нет, нет и нет. Это неприлично. Ведь было столько красоты, столько любви, творчества, бриллиантов, прекрасного!
Книга Людмилы Лопато приятна легкой интонацией умного тактичного собеседника, не желающего выносить людям приговоры. Некоторые истории, при всей лаконичности их изложения, намекают на скандал… но никакого смакования не ожидайте, догадывайтесь, додумывайте — и ощущайте где-то совсем рядом улыбку восхитительной «дамы без возраста».
Естественно, коль скоро книга создавалась при непосредственном участии историка моды, то вопросам моды и элегантности в ней уделено не последнее место. Тем более, что Людмила Лопато не раз получала в Париже призы за элегантность. Подписи к фотографиям также содержат комментарии по поводу одеяний изображенных на снимках людей: «Медея Фигнер в визитном платье», «Людмила Лопато в модном пальто и обуви на платформе, США, 1940-е» — и так далее. Несколько раз — и это очевидно — автор наводит свою героиню на вопрос: как быть элегантной, как создать «идеальный ресторан» (короче — в чем секрет успеха?) Видно, что Людмила честно пытается ответить ему: «Мало того, чтобы ресторан был похож на уютный дом с вкусным угощением. Дом может быть отменно обставлен, да и повар может быть хорош, но есть люди, к которым всегда хочется идти в гости, а есть такие, в дом к которым приводит необходимость или тщеславие… Я не знаю, в чем секрет «идеальной хозяйки»: в радушии, в женственности, в интересе и даже любопытстве к людям? Несомненно, важную роль здесь играют наряд, стиль украшений, макияж, улыбка… и шали, и каблучки… Мне всегда казалось, что настоящая женщина, чем бы ни занималась, тайно воспринимает вечерний наряд как сценический костюм».
Она не произносит, быть может, главного: необходим талант. Как и в любом другом деле. Где-то таланта нужно совсем немного, а где-то его необходима светящаяся гора. «Высокий старт», отсутствие внутренних барьеров, свобода в отношениях с людьми, странами, деньгами, врожденный аристократизм, связи и знакомства, — и голос, и обаяние, и элегантность, — все это создало шедевр по имени «Людмила».

Автор: Елена Хаецкая
Книга: Александр Васильев. Людмила Лопато. Царица парижских кабаре. М., Альпина нон-фикшн, 2011

@темы: биография, мемуары, обсудим?, приключения, роман

20:48 

Из писем В.В. Маяковского

Ежж
Глаза прозрачно-голубые. Каждый - добрый, вместе - злые.
У многих Владимир Владимирович Маяковский ассоциируется только с "Прозаседавшимися", "Баней" и т. п., хотя в последнее время весьма популярна его лирика: отличная от других, надрывная, на грани растворения личности в другом человеке.
Долгое время письма Маяковского к той же Лиле Брик не публиковались, потому что Советская Власть считала, будто бы новому советскому поэту нельзя позволять подобную "лирическую слякоть". Тем более, жизни Оси, Лили и Владимира была настолько темна, настолько отлична от жизни порядочных советских граждан.
Полный том писем Маяковского не вышел до сих, но даже из того, что есть можно увидеть, насколько притягивающей к себе личностью был поэт, как живо он чувствовал, как крепко держался за своих близких и с каким любопытством воспринимал мир.


Ты пишешь, что хорошо проводишь время,-- рад за тебя, я же сижу дома или что-нибудь читаю, или же учу уроки и ругаю бога за вавилонское столпотворение. Захотелось ему башню разрушить, он и перемешал языки, а я за него страдай и учи уроки, совсем у бога логики нет!
О.В. Маяковской 14.07.1907


Не ругайте меня мерзавцем за то, что редко пишу. Ей-богу же, я, в сущности, очень милый человек
А. А., Л. В., О. В. МАЯКОВСКИМ
[Петроград, сентябрь 1916 г. (?)]


Живу как цыганский романс: днем валяюсь, ночью ласкаю ухо.

Все женщины меня любят. Все мужчины меня уважают. Все женщины липкие и скушные. Все мужчины прохвосты. Лева, конечно, не мужчина и не женщина.
Л. Ю., О. М. БРИК
[Москва, середина января 1918 г. ]


Если рассматривать меня как твоего щененка, то скажу тебе прямо -- я тебе не завидую, щененок у тебя неважный: ребро наружу, шерсть, разумеется, клочьями, а около красного глаза, специально, чтоб смахивать слезу, длинное облезшее ухо.
Естествоиспытатели утверждают, что щененки всегда становятся такими, если их отдавать в чужие нелюбящие руки.
Л. Ю. БРИК
[Москва, до 15 марта 1918 г.]

читать дальше

@темы: письма, обсудим?, мемуары, классика, другое, Маяковский

01:33 

Ищу

буйный конунг
Прости своего врага и запомни его лицо.
...книгу "Мастерская дьявола" за авторством Адольфа Бургера. Существует ли она в русском (или английском, на худой конец) переводе, и если да, то где?

@темы: военное, ищу, мемуары

05:48 

Бранислав Нушич - "Автобиография"

Ежж
Глаза прозрачно-голубые. Каждый - добрый, вместе - злые.
Я влюбилась с Бранислава Нушича. Он просто великолепен.
Замечательная языковая игра, мягкий юмор "с серьезным лицом", неподражаемая ирония и столько правды!
Цитаты:

Между прочим, как раз в тот самый год, когда я родился, умер Вук Караджич.[2 - Караджич Вук Стефанович (1787–1864) - крупнейший сербский филолог, фольклорист, лингвист и историк. Он реформировал сербский литературный язык и правописание на основе сближения с живой народной речью. Вук Караджич был хромым.] Конечно, это чистая случайность, так как я никогда не претендовал на то, чтобы какой-либо литератор умирал специально для того, чтобы освободить мне место в литературе. Однако эта случайная связь между мной и Вуком Караджичем наполняла меня гордостью, и я с ранних лет страстно мечтал, чтобы кто-нибудь переломил мне ногу, так как считал, что достаточно быть хромым, чтобы стать Вуком.

Посудите сами: еще не видя белого света, я предполагал, что буду сыном богатого человека, и вдруг в тот самый день, когда я уже не мог отказаться от появления на свет, отец объявил о своей несостоятельности, обрекая меня на нищенское существование.

Когда я задумывался над этим фактом из своей биографии, мне всегда начинало казаться, что, должно быть, очень интересно умереть под чужим именем. Покойник, вероятно, испытывает особенное удовольствие от сознания того, что его смерть вызовет огромное количество уморительно веселых ситуаций.

Во время этого замечательного христианского обряда я получил насморк, с которым не расставался всю жизнь, а поэтому с полным правом могу сказать, что всю жизнь я чихал на религию.
читать дальше

@музыка: Гарик Сукачев - вей, бей, проруха-судьба

@темы: биография, Бранислав Нушич, мемуары, обсудим?, проза

23:44 

Ищу книгу про филологов (?)

Асенка
На свете нет ничего прекраснее влюбленной пары. Особенно если это мужчина и женщина. (с)
Совсем недавно, кажется, даже в этом сообществе, читала чей-то отзыв о книге-автобиографии, написанной о студентах-филологах.
Смутно помню цитату о преподавателе, который вечно опаздывает, а на самом деле стоит с часами и ждет того времени, когда ему можно будет эффектно зайти в аудиторию, помню цитаты о том, что педагоги ценили личное мнение и считали каждый спор комплиментом, а названия книги не помню =(
Дважды просмотрела все сообщество, не могу найти ту запись =(
Может быть кто-нибудь понял, о какой книге я говорю?
Уж очень хочу прочитать.

@темы: ищу, мемуары, посоветуйте

17:25 

Ask For Answers
Я был готов к нападению любого психа. У меня была вилка.
Товарищи, не подскажите интересные книги о японских самураях (чтобы не было написано каким-нибудь американцем), с интересной историей. Можно без любовной линии. Возможно, исторические.
Спасибо.

@темы: историческое, ищу, классика, мемуары, японское

15:59 

Акияма Х. "особый отряд 731"

Оптимистка


О чем:
во время 2й Мировой Войны существовал отряд 731,
который занимался изобретением биологического оружия (т.е. изначально-то отряд был создан якобы для обеспечения японской армии питьевой воды). Там же
проводились жестокие эксперименты над людьми (взятые в плен).
Книга написана от лица человека, который попал в отряд 731 будучи совсем юным на военном распределении.

Плюсы:
книга рассказывает об ужасных вещах. Это страшнее любого
ужастика, потому, что это все было на самом деле. Ужасные эксперименты
над людьми (в том числе беременными женщинами и детьми), культивирование
тифа, чумы, сибирской язвы и др. болезней могут "посадить" в депрессию
самого читателя надолго.

Сразу понимаешь какой ужас царил
именно в этом отряде. Подумаешь, что лучше помереть от бомбежки, чем от
издевательств в виде отморожения, заражения чумы или отделения частей
тела (испытывали болевой порог у нормального человека).

Минусы: особо впечатлительным нужно проходить мимо.

10/10 за отличную демонстрацию какие люди (даже медики) бывают жестокие.

@темы: японское, рецензия, проза, обсудим?, мемуары, военное

.::СоОбЩеСтВо КнИг::.

главная